Вечно одинокий

2021-11-11, 11:11
Вечно одинокий

Виктор Сухоруков - актёр ещё советской закалки. В 1978-м он закончил ГИТИС и уехал в Ленинград, где устроился в Театр комедии им. Н.П. Акимова. Но сегодняшнему зрителю, разумеется, он наиболее известен по роли Виктора Багрова в фильмах “Брат” и “Брат - 2”. 

10-го ноября актёру исполнилось 70, но Виктор не расслабляется и продолжает играть роли в театре. Летом он покинул труппу Театра Моссовета, где пробыл 12 лет, но продолжает играть в других театрах. Сейчас основным для него является Театр им. Вахтангова.

 

-

 

Практически всё время Сухоруков проводит в театре. За 70 лет Виктор так и не женился, не обзавёлся наследниками. Так же практически нет упоминаний в прессе о его симпатиях.

В политическом смысле я доволен жизнью. В творческом — неоднозначно и по-разному. В личном плане, конечно, я ущербный человек

Виктор признается, что хоть он и одиночка по натуре, но иногда хочется, что б дома кто-то ждал. Тем более, что в нашем патриархальном обществе семья - одна из основных ценностей, так же важны в жизни каждого просто близкие люди, друзья.

В понимании общества у человека должна быть семья, дети, внуки, правнуки, какие-то друзья-однополчане, друганы автосервиса. Но у меня ничего этого нет, и в этом есть странность. Странность, которая дает обществу право судить обо мне по-разному. В философском смысле и даже в биологическом я — и волк-одиночка, и кот-одиночка. Я трижды помереть мог — и от пьянки, и от одиночества, и от потери ориентира

 

-

 

А вот чего актёру хватает, так это общения. Он много общается с коллегами по работе, а иногда и просто с посторонними людьми. 

Когда никого нет в доме, то как вырвешься к людям и начинаешь болтать, никому слова не даешь сказать. Комплекс был лет 40 назад, а сейчас — нет. Мне с самим собой интересно, потому что я планирую жизнь. Есть понятие лично твоего детства: я так мало видел, слышал, читал, что сегодня, будучи очень взрослым человеком, осознаю это. Знаю, что люблю музыку, но с одного щелчка ты можешь поймать меня на том, что я не знаю Бетховена, не всего Чайковского слушал. Или кино… Ведь его столько было в моей жизни, но без меня. И я рыдаю от досады — почему этого не знал? Оно не только бы украшало мою жизнь, а и меня самого сделало бы интереснее, лучше и, может быть, даже загадочнее